Проницание Ведьмы

Ведьма Джигэго

«Проницание Ведьмы» — вступительная часть еще не написанного произведения «Саги», в котором стилизованные под средневековую скандинавскую литературу описываются жизнь и быт Гнёздовской археологической экспедиции. Данный стихотворный текст подражает русскому переводу скандинавских песен, записанных в Старшей и Младшей Эддах, что выразилось в попытке воспроизведения тонического аллитерационного стиха. Песнь была написана С.В. Вепрецким в июне 2017 г. и повествует о том, как Ведьма рассказывает берсеркам и конунгу, пришедшим на курган, о мире, в котором они живут, а именно о Гнёздово. Основной идеей является своеобразное высмеивание нелепых попыток подражания берсерков древним скандинавским реалиям, которому противопоставляется их действительный вклад в работу и мифологию экспедиции. Основным элементом данной мифологии, судя по словам Ведьмы, является представление о том, что в Гнёздово отсутствует время. В реальной жизни эта встреча произошла в июле 2017 г., то есть уже после написания песни, что соответствует посылу про отсутствие времени. Ведьма прибыла на курган, где к тому времени собрались берсерки и конунг, и произнесла несколько фраз на исландском языке, Вепрецкий переводил её слова на русский. На основании этих ключевых фраз и был написан полноценный стихотворный текст.

1
Саги начертанной
иначе свершившейся
вас воспевающей
ведать не ведаю.
Бражный подарок
братья курганов
дружно восприняли,
это я вижу.
2
Внимай мне, Каин,
тобою же созданный
путь потерявший,
в Трудхейме конунг,
мифа свидетель,
созвавший дружину,
Сергерд, сын Юра,
вижу тебя я.
3
Внимайте, берсерки,
браслеты носящие,
дарители крови,
чтящие Хрофта.
Время потеряно
в Тора обители.
Правду поведаю.
Всех вас я вижу.
4
Хёсвир и Трэдиве,
первые берсерки
дна вы достигли
в тот день разодетые.
Ваша Владычица
ярость медведя
в дар поднесла.
Вас здесь я вижу.
5
Хоби, тропою
торной прошел ты,
Траина родич,
зелья варящий.
На год был изгнан
принятый третьим,
но верно вернулся.
Тебя с ним я вижу.
6
Время нашедшие
воины славы:
Игнар, сын Ниля,
знамя забравший;
Ивар, сын Ксана,
Храппа губитель;
Бас Корабельщик,
что стену украсил.
7
Старший и младший
Хёскульда дети:
Альв, приносящий
квасир из Хеля;
Кьяр, что воспел
из золота обувь.
Все вы здесь с нами,
видела вас я.
Сергерд [сказал]:
8
«Я твои слушаю,
греков Аэлла,
жадности символ,
жаркие речи.
Сергерд, сын Вика,
Нёт покоривший,
здесь пред камнями
ресниц твоих внемлет».
9
Бьёрн, что в два слова
сагу сложил бы,
гордый гончар
с погибелью древа.
Бозах, ты посох
прута непогоды
Харбарда. Здесь
обоих вас вижу.
10
Брусин, владеешь
горным наречьем.
От ётунов к франкам
знаешь дорогу.
Ивар, тринадцатый,
это ты требовал,
поля запретного
Мотроднир пылкий.
11
Андвари, солнце
домов не у альвов,
лес твоих щёк
лучами накормлен.
Флоки, медведя
крови Имира
ждём от тебя мы.
Рада вас видеть.
12
Двалин, не медли,
ты свою удаль
не раз проявил,
ведь Ганглери пал.
Нюр, ты последний,
кого назову я,
Сюр не придёт,
а вас я увижу.
13
Вот, что поведать
она вам решила,
двое всё знают,
многие слышали:
мира, которого
вы воспеваете,
мира с богами,
мира с героями,
больше никто
увидеть не сможет.
14
Зима великанов
давно миновала
Ливтрасир с Лив
вышли из рощи.
В небо смотрите,
не дочь ли там видите
сияния альвов?
Мать же погибла.
15
Время прошло.
Век мечей и секир,
волков век и бурь,
великого блуда,
щитов повреждённых,
войной между братьями,
убийствами ближнего,
всё это было.
16
Отец всех людей
в рог протрубил,
с тех пор миновало
сто поколений.
Воины Одина
и прочие павшие
давно пробудились,
услышав Двух песню.
И Гарм не залает,
ведь цепь уничтожена.
17
Лента разорвана.
Шум шагов кошки,
лес лица женщины,
горные корни,
жилы медведя,
рыбье дыханье,
ворона слюни
больше не властны.
Вырвался Фенрир
под Ясеня трепет.
18
Вышел Коварный
из Франангр фьорда.
Нет больше Сигюн,
что чашу держала.
Ладью из ногтей
мертвецов он направил,
а Хрюм со щитом
явился с востока.
Много веков
с тех пор пролетело.
19
Мертв уже Один,
кого вы зовёте,
и Видар вонзил
меч в сына Локи.
Третья встреча
Змея убила,
девять шагов
не спасли громовержца.
20
Вигрид залит
кровью недруга Бели,
зря огонь раны
Скирниру отдал.
Ясень был пожран
питателем жизни.
Девять миров
Сурт уничтожил.
21
Вы ожидаете
входа в Вальгаллу,
но двери закрыты,
пять сотен и сорок.
Имира веки –
защита для древних.
Вашу три девы
жизнь не судили.
22
Древние воины
мира дремучего
пали, кто в битвах,
кто, встретившись с Элли.
Жизнь их жестокая,
полная подвигов,
с вашей не сходится,
но приоткрыта.
23
Разве грызёте
луну корабля?
Кровью в сраженье
мечи обагряли?
Ваши я подвиги
помню иные
в саге свершившейся,
но не начертанной.
24
В поисках правды
в землю вгрызались,
скальдов сказанья
помощью были.
Песок говорящий
был обнаружен.
Песок, что уходит,
вы потеряли.
25
Всем говорите,
что времени нету,
есть только Трудхейм,
Гнездо восхищений.
Виксон бы спел
песни об этом,
Бьёрн бы сказал,
что здесь хорошо вам.
26
Я же все помню
ваши деяния,
каждый ваш шаг
к браслету ведущий:
первые восемь
бобровых домов,
дали приречных
курганов промокших.
27
Помню я также
псов на коленях;
взятие Баста,
что строится снова;
ливни и бури,
деревьев кору,
друг на ней пишет
в Гардариках другу.
28
Помню еще я
Конунга день,
день трех костров
и ночью купаний.
Пляски под песни
Бара и Фора
в день, когда много
леса подняли.
29
Помню, как Игнар
и Трэдиве гордый
знамя с холма
незаметно забрали.
Спят сторожа
с тех пор неспокойно,
уже много лет
друзья отвечают.
30
Помню, как Данп
быстротечный и буйный
почти вшестером
одолеть получилось.
Песни вы пели,
но два заблужденья,
столб дымовой
вас успокоил.
31
Помню, как символ,
над вами парящий,
ночь, день и час
земли не касался.
И не для дружины
звезда полыхала,
когда на войне
вы, баловни, были.
32
Создан был мир,
где жизнь и работа
вам заменяет
сечи и битвы.
Младые и старые
Трудхейма люди,
живые и мертвые,
были творцами.
33
Помните это,
Каина берсерки,
я рассказала,
как Сергерд замыслил.
Конунг доволен?
Исполнена просьба?
Теперь ухожу,
мы увидимся скоро.

Речи Асгрима

Асгрим

«Речи Асгрима» — вторая песнь, входящая в поэтический цикл так называемого Стихотворного Нидьюнга, составляющего мифологическую часть ещё не написанного произведения «Саги». Данная песнь, как и первое произведение цикла («Проницание Ведьмы»), принадлежит к эддическому стилю, для которого характерно отсутствие свойственного для поэзии скальдов формализма, выраженного в строгом соблюдении внутренних рифм и аллитераций. Несмотря на это, здесь встречается довольно большое количество кеннингов, а также хейти и другие литературные приёмы. Содержание песни – различные сведения о Трудхейме и его жителях, то есть о Гнёздово и археологах, переданные в обрамляющем рассказе. Сюжет повествует о том, как однажды на пир Конуга Сергейра прибывает странник и просит принять его на празднике. В завязавшейся беседе он намекает на то, что много знает о Трудхейме, в результате чего Фефнир, один из гостей Конунга, вызывает его на состязание в мудрости. По своей структуре «Речи Асгрима» являются параллелью к целому ряду песен из «Старшей Эдды», таких как «Речи Вафтруднира», «Речи Альвиса», «Речи Фафнира» и др. Песнь была написана С.В. Вепрецким в августе 2018 г. и является богатейшим источником, прежде всего, по географии Трудхейма, поскольку большинство вопросов Фефнира связаны именно с различными местами, где археологи живут, работают и проводят свой разнообразный досуг. Кроме того, раскрываются некоторые гнёздовские обычаи и традиции. Прообразом данного диалога, вероятно, является часто повторяющаяся ситуация, когда в Гнёздово мимо раскопов или вечернего костра проходит какой-нибудь местный житель и начинает спрашивать обо всём, что связано с археологами и их деятельностью. В данном случае мы видим, что вопросы задаёт археолог, а не наоборот. Это может указывать на то, что перед нами более поздняя версия сюжета, где вопрошающий и отвечающий по неизвестной причине поменяны местами.

О Конунге и пришедших на курганы
Конунг Каин устроил на курганах большое празднество, на котором чествовали его и его названного сына Сергейра Вальдарсона, взявшего себе имя Флоки из-за того, что однажды он испачкал себе лицо углём. На пир пришло много людей. Там была Таумур, дочь Толля, владычица укреплённой части Трудхейма, которую также называли Асхейд. Её сопровождали Нэтли, дочь Лера, Хельга Саурга и Торгьёв. Прибыла Сигги, дочь Бладслейва, владычица прибрежной части Трудхейма, её часто ласково называли Стьёри-Стьёри. С ней пришли Льёс из рода Аудвина, Нэди Унгбарн, Льёс из русов и их давняя подруга Альтсток. Были там Бас, именовавший себя Фефнир, и жена его Мэр, которую Сергейр Виксон любил называть Фегустис. На пир прибыли Бьёрнстейн, почитатель восточного серебра и фруктовой горячей браги, и его спутница Сенья. Был там Сэмунд Печальный и его жена Вальбья, родившая ему двух сыновей. Выпить с Конунгом пришли Хлебард, разделивший с Хоби тот самый браслет, и жена его Хельга. Кюрри прибыл на пир в одеянии скоттов и болотных башмаках, за что на него изредка ворчала жена его Хейнрос, пришедшая вместе с ним. Были там и правдоруб Альв по прозвищу Хётур, и полная соблазнов Анья, дочь Бора, получившая прозвище Кюнлиф. Среди прочих явились Хелег Всадник, а также Сонья Литтли. По зову Конунга прибыли и его близкие друзья Бьярг Колдун, Мьёрн, Зигфёдр и Нэсти. Из гарпий на пиру присутствовали ведьма Джигэгоу, Танья Рауд, Анхлейн и Анья Стапи, спутница Хё­свира. Конунга на пиру окружали берсерки Хёсвир, Хоби, Трэдиве, Ондграс, Сивкюльв, Ёфур со своей женой Аньей из готов, Ромверск, Мотроднир, Бьёрн со своей женой Тасьей, Гёндлир и Андвари. Пиво берсеркам наливали валькирии Вара, Вёра и Финна. Это были все, кто прибыл к двум кострам чествовать Конунга и Флоки.
Из глубины леса со стороны Элтрэттан появился человек с посохом в руке. Увидев, как все громко и задорно пируют, он сказал:
1
Над полем и лесом
слышится эхо
криков и песен;
прибыл проведать,
что вам вселяет
в лица веселье.
Ромверск сказал:
2
Здесь на курганах
Конунга славим
с названным сыном;
все веселятся,
ведь бражные реки
льются из рога.
Хоби так [сказал]:
3
Бык над углями,
будучи скован,
сок проливает;
в жареном мясе
на нашем пиру
нету нехватки
Странник сказал:
4
Кто же тот конунг,
который так щедро
вас угощает?
Хотел бы увидеть
столь славного мужа
и слово сказать.
Конунг сказал:
5
Зовут меня Сергейр,
сын Юра из Каинов.
Приветствую, странник.
Гостям всегда рады
у наших костров,
но лиц не таящим.
Странник сказал:
6
Фьялар мне имя,
мучим я жаждой,
в пути утомился,
жду приглашенья –
долог был путь мой, –
прими меня, конунг.
Сергерд сказал:
7
Недоброе имя!
Так звали дверга,
что с Галаром вместе
мудрому Квасиру
гибель принёс
из-за чаш и котла.
Фьялар сказал:
8
Как бы ты плавал
на карлов ладье,
если б Мудрый был жив?
К мирившимся с Суттунгом
не отношусь я,
зови меня Асгрим.
Ромверск сказал:
9
Налейте ему,
и выпьем же вместе
за Асгрима странника.
Конунг сказал:
10
Будь гостем у нас,
садись у огня,
налей себе пиво,
возьми кусок мяса;
путь был твой долог,
но шёл он откуда?
Асгрим сказал:
11
Мой дом далеко,
стоит он на поле,
где раньше был город,
что жар уничтожил;
теперь нас немного,
а было двенадцать.
12
Но Трудхейм знаком мне,
и много я слышал
про местный народ;
и Аудвина видел
в момент, когда двери
для вас распахнул.
Ромверск сказал:
13
Налейте все пиво,
и выпьемже вместе
за Аудвина Дана.
Сергерд сказал:
14
Загадками молвишь;
не кроется ль ложь
за речами высокими?
Следуетмужу
в меру быть умным,
не мудрствуя много.
Асгрим сказал:
15
Насмешливых взглядов
не надо бросать
на гостей в твоём доме;
кто молчать не умеет,
тот лишние речи
заводит нередко.
Фефнир [сказал:]
16
Ответил достойно!
Отдам я свой молот,
коль в мудрости сможешь
со мною сразиться;
пусть встанет, кто спросит,
сидит отвечающий.
Асгрим [сказал:]
17
Есть брат у меня,
владеет таким же,
но большим в размере.
Приму я твой вызов,
хотя с амулетом
готовься расстаться.
Фефнир [сказал:]
18
Асгрим, скажи мне,
коль много ты знаешь
о людях и мире:
кто мы такие?
И что заставляет
нас здесь находиться?
Асгрим [сказал:]
19
Вы жители Трудхейма,
смотрите в землю,
чтоб правду узнать;
два мира – ваш дом,
во сне вы стареете,
здесь вы бессмертны.
Ромверск сказал:
20
Налейте все пиво,
и выпьем же вместе
за жителей Трудхейма.
Фефнир [сказал:]
21
Асгрим, скажи мне,
коль много ты знаешь
о людях и мире:
когда просыпаются
наши собратья
от долгого сна?
Асгрим [сказал:]
22
Сон вам не чужд 
при веке незримом;
глаза открывая,
видите вечную
змей благодать,
Свасада сына.
Фефнир [сказал:]
23
Асгрим, скажи мне,
коль Трудхейм ты знаешь:
какие три места
костры освещают
в последнюю ночь
перед сном многодневным?
Асгрим [сказал:]
24
Там, где вам слышится
громче, чем где-либо,
шёпот земли;
жили там древние,
знать вы мечтаете,
как это было.
25
Холмхольм – он в центре
стоит, возвышаясь, –
чертог для владетелей
логова Фафнира;
второй полыхает
там Хальва убийца.
26
Фломслет – работ
и ремёсел долина,
где волны ютятся
тысячу вёсен;
с Холмхольмавиден
там первый костёр.
27
Скогур – то место,
где Гравхауг стоит,
огромный курган;
там появляется
третий огонь,
ритуал завершая.
[Ромверск сказал:]
28
Налейте все пиво
и выпьем же вместе,
себя не щадя;
за Фломслет и Холмхольм,
за Скогур и Хверфи
я рог осушу.
Фефнир [сказал:]
29
Асгрим, скажи мне,
коль Трудхейм ты знаешь
и всё о нём ведаешь:
как называется
влага рогов,
что здесь протекает? 
Асгрим [сказал:]
30
Крошечный Сюрлэк
все эти земли
вдоль разрезает;
впадает он в Данп,
что мощным потоком
от ётунов мчится;
путь вы изведали,
Финна проверила. 
31
Многие любят
к реке подходить
с Кюрфьяра-берега;
берсерки, скинув
одежду с себя,
на Свейнфьяра ходят;
Бьёрнстейн сказал бы
про древних животных.
32
Есть и озёра,
что Данп наполняет,
но не постоянно:
Груннлаус, где пристань
недавно нашли,
вручив Ксану зелень.
33
Сефтьёрн – его вы 
бьёте и лечите,
чтобы из дола
побольше добыть
вещей и сокровищ,
глаголющих правду.
Стóит драконов
лишь опасаться.
Асхейд сказала:
34
Тьма воцарилась,
пора выходить мне,
ведь дом не так близко.
Конунг сказал:
35
Сопровождать Вас
Хлебарди будет;
потом он вернётся. 

Помимо Асхейд и
Хлебарди пир также покинули Нэтли, дочь Лера, Торгьёв и Хельга Саурга. Как
только они ушли, Сигги, дочь Бладслейва, сказала:
36
Я тоже уйду,
на солнца бровей
сон наползает.
Конунг сказал:
37
Пусть вместе с Вами 
Хётур отправится
и возвратится.

Вместе
с Сигги и Хётуром ушли Льёс из рода Аудвина, Нэди Унгбарн, Льёс из русов и Альтсток.
Увидев, что на пиру осталось меньше людей, Фефнир сказал:
38
Асгрим, скажи мне, 
коль Трудхейм ты знаешь:
куда две владычицы
держат свой путь,
с весёлого пиршества
в ночь удаляясь?
Асгрим [сказал:]
39
Альмодир едет
в огромный чертог,
он Грундвёлль зовётся;
стоит он в низине,
где Аустри царит,
на Эйклитиль-речке. 
40
Ждут в том чертоге
новые воины,
к битвам созревшие;
будь то днём ранее,
путь столь далёкий
ей не грозил бы.
41
Сигги отправилась
в Хвитстод, на север,
к мёртвым домам;
там неподалёку
Стейнфунд Строитель
Хеймнюр возвёл;
пепел забытый
под полом упрятан.
42
Есть там и Вёльгард,
где можно увидеть
шатры для юнцов
и многих окрепших;
шум и морозы
мешают им часто. 
[Ромверск сказал:]
43
Пиво налейте мне,
выпить хочу я
за Сигги и Асхейд.
Фефнир [сказал:]
44
Молви мне, Асгрим,
коль Трудхейм ты знаешь:
где лишь о правде
велись разговоры
тогда, когда в Сколи
отважно сражались?
Асгрим [сказал:]
45
Икорна – дом тот, 
четыре палаты
его разделяют;
первая – Мидсаль,
она в три другие
вход открывает.
46
В прошлые годы
лжи враг и тишь
тут были в почёте;
здесь же и Конунг
дружину уставших
в бой призывал.
47
Спереди Бансаль –
избранных место,
но ходит легенда:
к запретному хмелю
туда проползали
с оружием Судри.
48
По левую руку –
дверь, уводящая
в Гарпсаль-светлицу;
там обитают
крылатые вёльвы
греков далёких. 
49
Раньше запасов
там много хранилось,
истории слушали
со всего мира;
теперь же лишь запах
воинам чуждый.
50
Справа покои,
которые берсерки
Нарсаль зовут;
за дверью закрытой
наряд и доспехи
они заменяют.
51
Место, видавшее
столько событий,
что драпы не хватит
для описанья.
Вот лишь крупицы
из саг и легенд:
52
Мыши на Хёсвире,
Дьябр и Дьябр;
хной и углями
стены покрытые;
Конунг, как вепрь,
и щит бровей Ивара;
псы, окружавшие
пса и Джигэгоу;
чернь, что копалась
тем временем снизу;
53
рог, заливающий
новых строителей;
зал мертвецов
в ночь свадьбы Трэдиве;
пляски на соке
щитов сокрушителя;
братская брага,
вещи пьянящая;
жрец, скальд и конунг
под Одина взором;
54
дом внутри дома, 
символ решения;
С
вет, принесённый
из Нарфорна Хельгой;
Хоби, теряющий
время для жарки;
повсюду сосуды
пустые и полные.
[Ромверск сказал:]
55
Пиво налейте мне,
выпить хочу я
за Нарфорн и Нарню.
Фефнир [сказал:]
56
Молви мне, Асгрим,
коль всё тебе ведомо:
кто утоляет
жажду несметную
люда из Трудхейма
после сраженья?
Асгрим [сказал:]
57
Вальдимар Фрэнди
вам волны рогов
щедро подносит;
выкуп за выдру
можно позднее
ему отнести.
58
Дверь открывает
во мгле и при свете,
стук лишь особый
нужно запомнить;
опасность таится
в хмеле из бани,
но всё это слухи,
пока все живые.
Фефнир [сказал:]
59
Асгрим, ответь мне,
коль всё тебе ведомо:
есть ли в глубинах
волк храмов Эгира
в землю от честных
людей унесённый? 
Асгрим [сказал:]
60
Мысленно вижу
кольца и цепи,
греков монеты
и облик Высокого,
но отрицаньем
ответ тебе будет. 
Фефнир [сказал:]
61
Асгрим, ответь мне,
коль всё тебе ведомо:
чем обоснован
конунга свеев
стяг, приводящий
прохожих в смятенье?
Асгрим [сказал:]
62
Будет ответ мой
простым и коротким:
были здесь ясени
вьюги губителей
лун корабля
из Скандинавии.
Фефнир [сказал:]
63
Сяду я, Асгрим,
черёд наступил
тебе подниматься.
Асгрим [сказал:]
64
Один лишь вопрос
я задам тебе, Фефнир:
понял ли, с кем ты
всё это время
беседу ведёшь,
узнавая ответы?
Фефнир [сказал:]
65
Это от всех нас
под маской сокрыто,
что именем, Асгрим,
своим называешь;
снимаю я с шеи
молот обещанный,
и кем ты ни был,
нет в мире мудрее!