Осада Смоленска в 1609 - 1611 гг.
Лагерь на Глушице
Сигизмунд III
Владислав IV
Петр Парчевский
Солиды польско-шведский с усадьбы
Изразцы XVII в. с усадьбы
Алексей Михайлович "Тишайший"
План осады Смоленска 1632-1634 гг.
Рейтар
В XI в. Гнёздово постепенно теряет свое  значение торгово-ремесленного и, видимо, административного, центра Верхнего Поднепровья и уступает  эту роль быстро развивающемуся Смоленску. К XII в. Гнёздово из цветущего торгово-ремесленного центра с широкими международными связями превращается в небольшую феодальную усадьбу в пригороде столицы княжества. Гнёздово, один из наиболее масштабных раннегородских центров домонгольской Руси, который  во многих смыслах, и не в последнюю очередь, хронологическом, является предшественником исторического Смоленска - столицы древнерусского княжества XII-XIII вв. Археологические материалы XII в. в Гнёздове весьма многочисленны. Хотя Смоленск упоминается в летописи достаточно рано, культурный слой ранее второй половины XI в. на территории города пока не обнаружен.

Как называлось поселение в те отдаленные времена, мы  точно не знаем. Одно из первых глухих упоминаний «сельца Гнёздово» содержится в местных документах XIV в., в которых оно названо имением «служилых людей», которые получили его за военную службу. Об этом пишет известный историк С. П. Писарев(не приводя источника): "В конце 15 века в Городской волости, т.е. собственно Смоленской, принадлежали еще господаревы дворы в Красном, Ивановском, Максимовском и на речке Вопце. От них отличается смоленский "государев двор у городе" (Област. дела Лит. госуд.  269, 301 и прилож. № 3). В числе загородных владений упоминается еще селение Гнездово, где над самым Днепром устроено было каменное здание литовской эпохи; Гнездово принадлежало кому-то из служилых людей, а в польскую эпоху перешло к католическому епископу (Прил. грам. № IX у Мурзакевича.). Пишущий эти строки встретил в Гнездове красные глиняные плитки тоже с латинскими надписями (...)."
Выше Писарев ссылается на "Областное деление литовско-русского государства" М.К. Любавского, откуда он по-видимому, в основном и получил представление о смоленских материалах в актах Литовской Метрики. Там, равно как и в ранних книгах Литовской Метрики никаких упоминаний Гнездова нет. В целом, обращение автора с источниками достаточно вольное. Также упомянутая Писаревым "Городская волость" нигде в указанных источниках не упоминается. В общем, мне кажется, что как Гнездово, так и служилые люди в данном случае - в чистом виде домыслы Писарева. Вывод о существовании в Гнездове материалов "литовской эпохи" (т.е. XV в.) Писарев делает также и на основе находок кирпичей определенного размера, а также "поливных плиток с изображением латинских букв", которые он датирует именно этим временем. Очевидно, "плитки" - это изразцы XVII в.

Территория Гнездова входила в состав волости Катынь, известной по письменным источникам со второй половины XV в. Вплоть до XVII в. большая часть Катынской волости, в том числе район Гнездова, принадлежала к дворцовым землям, т.е. принадлежащим непосредственно государю. Упоминания Катыни в актах Литовской Метрики XV в. (всего 2 упоминания) связаны с временными пожалованиями взымавшегося с волости "врочного серебра" (т.е. денежного оброка) отдельным представителям смоленского боярства. В то же время нет данных о существовании здесь боярского и церковного землевладения, а также господарских (великокняжеских) дворов и служебных категорий населения. Кроме того, данные Уставной грамоты Ростислава Мстиславича 1136 г. позволяют говорить о том, что район днепровского правобережья в западной и центральной Смоленщине издревле входил в состав княжеского домена (есть данные о дани с ряда правобережных волостей, в то время как для центрального Левобережья упоминаются лишь отдельные точечные объекты). Таким образом, более вероятно, что здесь должны были жить свободные общинники, платившие повинности непосредственно в пользу князя.

В период нахождения Смоленска в составе Московского государства в XVI - начале XVII в. район Гнездова входил в состав дворцовой Катынской волости. Сакральным центром района условно "большого Гнездова" в этот период, очевидно, было Ольшанское городище. Здесь позднейшими кадастровыми документами XVII в. фиксируется "пустошь церковище Никольское", в конце XVIII в. близ Ольшанского городища существовала деревня Никольский Городок, а в росписи крестьян, стоявших у городской стены в осажденном Смоленске от 26.09.1609 фигурирует "Николы Олшинскаго поп Иван Остафьев". Существование здесь церкви подтверждается археологически обнаружением здесь некрополя.

В 1609 г. начинается двадцатимесячная осада Смоленской крепости армией польского короля Сигизмунда III, которую защищал воевода М. Б. Шейн. За время длительной осады крепости от города и болезней сгинуло более 70 тыс. ее защитников, причем большая часть жителей погибла при последнем штурме города 7 июля в 1611 г. Взятие города польской армией привели и к катастрофическому разорению территории и значительному оттоку населения. Фактически территории западной и центральной Смоленщины с 10-х и особенно 20-х гг. XVII в. заселялись заново, преимущественно выходцами с территории современной Белоруссии. В 1621 г. привилеем Сигизмунда III район "большого Гнездова" с деревнями Рокитна, Нивищи, Песочня, Пронино и др. (само Гнездово в документе не упоминается) был дан в ленное владение бывшему думному дьяку Разрядного приказа Василию Осиповичу Янову, бежавшему в Речь Посполитую. Примерно в это же время мещанам г. Смоленска жалуются сенокосные угодья по Днепру до р. Ольши. При этом оба пожалования, очевидно, изначально не были согласованы друг с другом, а границы владений не определены, что заложило почву для дальнейших конфликтов. В. Янов умер через несколько лет, не оставив наследников мужского пола, и его бывшие владения попадают в число имений выделенных для католического епископства (притом, что реальный католический епископ в Смоленске появился лишь в 1636 г.). По данным польских коллег, выделение этого имения на епископство произошло в 1625 г., однако пока встретилось лишь упоминание здесь имений епископии в 1627 г. Границами этого владения на востоке и западе были крупные лесные массивы - будущий Красный Бор и Катынский лес, на северо-западе - Купринское озеро, на севере граница проходила по болотистому массиву южнее современного с. Ольша.

После завоевания Смоленска в городе обосновался орден иезуитов. Первым Администратором будущей Смоленской епархии был о. Николай Савицкий, каноник Виленской епархии. После его смерти в 1630 г. Владислава IV назначил администратором Петра Парчевского (1598 - 1658). Наиболее ранние известные на данный момент упоминания названия "Гнездово" встречены в судных делах 1640-х гг., связанных с конфликтом епископа со смоленскими мещанами из-за сенокосных угодий у впадения в Днепр р. Ольши. В самом раннем из них - судном декрете 1643 г. фигурирует "имение Гнезновское" (Hnieznowska). В декрете 1648 г. имение названо уже "Гнездовским" (Hniezdowska). Очевидно, к 40-м гг. XVII в. Гнездово становится центром епископского владения. В позднейшей переписной книге 1677/1678 г. отмечается, что деревня Гнездово прежде была селом. При этом селами в русской терминологии могли называться местечки - т.е. поселения городского типа. Петр Парчевский от имени Виленского епископа он обращается к Святому Престолу с просьбой об открытии в Смоленске новой епархии и отправляется в Рим.  Там он провел около года, ожидая окончательного решения. Папский документ о создании кафедры в Смоленске датирован 1 сентября 1636 г. В 1637 г. при огромном стечении народа епископ Смоленский Петр Парчевский совершил первое богослужение. Епархия не была обширной, но верующих было много. Епископ организовал около десяти приходов в центрах польского влияния. Упоминаются приходы в Дорогобуже, Красном, Поповой Горе.

В декабре 1632 года начинаетя неудачная осада Смоленска русскими войсками во главе с М. Б. Шейном, которая была снята в феврале 1634 года. Лагерь на Глушице (левый берег реки Днепр практически напротив напротив раннесредневекового поселения) - временная стоянка двигавшихся на помощь осажденному русскими войсками Смоленску коронной армии короля Владислова IV и литовской гетмана Христофора Радзивилла в августе-сентябре 1633 г., где произошло их соединение. После перемещения армий в район боевых действий на Покровскую гору здесь некоторое время находился укрепленный обоз. В 2007 г. были археологически выявлены остатки земляных укреплений, в основном совпадающих с изображением на плане Гондиуса 1636 г. Кроме того, в этом районе выявлен ряд разновременных поселенческих объектов, один из которых (поселение Глушица 1) надежно связывается с господарским (великокняжеским) двором Глушица, известным по ряду письменных источников XV - начала XVI в.

Новая осада Смоленска русской армией во главе с царем Алексеем Михайловичем началась в июне 1654 года и завершилась взятием города в сентябре. После победы бывшее епископское имение в Катынском стане находится в ведении бывших в Смоленске бояр и воевод, а в 1665 г. входит в состав дворцовых земель. По данным русских переписных книг, деревня на пустоши Гнездово вновь возникает между 1665 и 1668 гг. Эта деревня уже имеет непосредственную преемственность с д. Гнездово XX в. В 1670-1671 г. бывшие дворцовые земли Катынского стана раздаются в поместья смоленским рейтарам - кавалеристам "нового строя", в основном из мелкопоместных и беспоместных детей боярских внутренних уездов а также "иноземцев старых выездов." В деревне Гнездово  и соседней с ней д. Глинищи были испомещены двое рейтар, об одном из которых, Матвее Милевском, известно, что впоследствии он пал при осаде Чигирина в 1677/1678 г. К этому же времени сенокосные луга по Днепру вновь отдаются смоленским мещанам. Сложившаяся таким образом нарезка мелкопоместного землевладения в районе Гнездова, а также городские сенокосные луга по Днепру, позднее разделенные между отдельными владельцами, в основном сохранились до ситуации, зафиксированной генеральным межеванием.

Несколько раз «сельцо Гнёздово» названо в материалах планов генерального земельного межевания, составленных в последней четверти XVIII в. Однако никаких сообщений о расположении в деревне Гнёдово курганов или других древностей в этих документах мы не встречаем. О том, что здесь находятся многочисленные курганы, стало известно случайно, благодаря масштабным работам по прокладке железной дороги Витебск – Орел. В 1867 году во время этих работ на окраине  деревни Гнёздово был найден клад серебряных украшений X в. (ныне хранится в Государственном Эрмитаже). Место обнаружения клада и привлекло к себе внимание историков и археологов.

(подготовлено по материалам доклада к. и. н. Владимира Курмановского)