История Гнёздово в XIX - XX вв.

Усадьба Кардасысоевых. Рисунок.
Закладной камень 1899 г. Участок Орлово-Рижской ЖД на территории Гнёздова.
"Клад 1867 г.", с которого началось исследование Гнёздово. (храниться в Эрмитаже).
Кирпичи XIX - нач. XX вв. и часть жернова.

Справка об истории Гнёздово в XIX — начале XX вв. Период усадеб, первые раскопки, развитие деревни и колхоза до начала Великой Отечественной войны.

Владельцами деревень Гнёздово, Глущенки и Ракитня были старинного дворянского рода Кардо-Сысоевых. Родоначальником рода был Т. Г. Кардо-Сысоев — участник войны с Польшей (с 1654 года). В 1-й половине XIX в. имение принадлежало жене надворного советника (подполковник) М. П. Кардосысоева Анне Васильевне. В 1869 году имение было разделено и Гнездово досталось Елизавете и ее сестрам Юлии и Анне.  Глущенки перешли Владимиру и Виктору. Находились на военной службе и в имении не жили. Крестьяне в Гнёздове находились на «издельной» повинности, т. е. на барщине. В 1861 году после отмены крепостного права и на 26 душ крестьян полагалось получить 91 десятину. В 1863 году барщина была заменена оброком.  Окончательное размежевание территорий  в Гнёздово состоялось в 1874 году, а на выкуп крестьяне вышли в 1876 году. 

В конце XIX века в д. Гнёздово было 15 крестьянских дворов, а население составляло 60 мужчин и 48 женщин.

В районе Гнёздова в XIX в. велась разработка известняка.

Первое свидетельство об археологических находках у д. Гнёздово относится к 1867 г. и связано с находкой в окрестностях этой деревни клада, состоящего преимущественно из серебряных украшений, который получил название Большого гнёздовского клада и был передан Археологической комиссией в Эрмитаж «на вечное хранение». Клад был обнаружен рабочими во время земляных работ, связанных с начавшимся обустройством Витебско-Орловской железной дороги. Спустя три года (в 1870 г.) при продолжающихся земляных работах на строительстве Орловско-Витебской дороги были найдены два других менее эффектных клада, вещи которых, как и предметы, составлявшие первый клад, видимо, оказались смешаны с находками из каких-то разрушенных курганов.

 Изучение гнёздовских курганов началось только через 7 лет после находки знаменитого клада. В июне 1872 г. Московское археологическое общество в лице его председателя А. С. Уварова поручило своему члену-корреспонденту М. Ф. Кусцинскомусобрать сведения о курганах и городищах у верховьев Днепра, Волги и Двины — области «первых поселений кривичей». Первые официальные исследования в Гнёздове М. Ф. Кусцинский провел в 1874 г., раскопав 14 курганов, вероятно, в Центральной курганной группе. Находки были переданы автором в Российский исторический музей. Результаты этих раскопок, особенно найденные в одном из курганов каролингский меч и скандинавский наконечник копья, привлекли внимание археологов к окрестностям Смоленска.

 В 1881 г. к многолетним раскопкам в Гнёздове приступил один из известных русских археологов — В. И. Сизов, ученый секретарь Российского исторического музея. Этими раскопками он начал систематическое исследование курганов Смоленской губернии, причем неоднократно возвращался в Гнёздово. В 1882 — 1883 гг. в раскопках гнёздовских курганов вместе с ним приняли участие А. С. Уваров и В. Д. Соколов. В 1885 г. В. И. Сизов раскапывал один из самых больших Гнёздовских курганов, окружность основания которого составляла 103 м. Этот курган, содержавший богатое погребение воина с мечом, щитами и шлемом, послужил темой научных дискуссий вокруг вопроса об этнической и социальной принадлежности погребенного. В 1894 — 1896 и 1898 гг. на средства Археологической комиссии раскопки курганов были продолжены, кроме того, произведены, по словам В. И. Сизова, «пробные раскопки» на Центральном городище. При этом была вскрыта часть каменной кладки и найдены печные поливные изразцы с латинскими надписями. В 1901 г. В. И. Сизов последний раз работал в Гнёздове и раскопал по поручению и на средства княгини М. К. Тенишевой несколько курганов, находки из которых были переданы в Тенишевский музей. Тогда же, видимо, по просьбе В. И. Сизова был снят первый общий план окрестностей д. Гнёздово, на котором штабс-капитаном В. Заленским схематически были обозначены курганные группы. За весь период работы В. И. Сизов вскрыл около 500 курганов во всех известных нам курганных группах. Основная масса находок поступила в коллекции Государственного исторического музея, часть — в Тенишевский музей в Смоленске. Описание нескольких курганных групп, результаты проведенных им  и другими авторами раскопок, а также выводы об этническом составе населения древнего Гнёздова, его роли и хронологии были изложены в монографии В. И. Сизова «Курганы Смоленской губернии. Гнёздовский могильник близ Смоленска», вышедшей в 1902 г. в Санкт-Петербурге.

 В 1898 — 1901  гг. в связи с работами по расширению полотна Риго-Орловской железной дороги раскопки в Гнёздове вел инженер службы железнодорожного движения С. И. Сергеев. В Центральной, Лесной и Днепровской курганных группах им были раскопаны 96 курганов и, кроме того, с помощью железнодорожного мастера П. Г. Павлова собрано значительное количество вещей, случайно обнаруженных во время работ на территории отчужденной для железной дороги земли. Среди раскопанных три кургана относятся к самым большим  в Центральной и Днепровской группах.  В 1900 — 1901 гг. С. И. Сергеев исследовал восточную часть вала Центрального городища. Во время работ С. И. Сергеевым был снят инструментальный план той части Центральной курганной группы, которая отводилась под карьер для добычи песка. Кроме того, в его дневниках сохранились схематичный план курганов Днепровской группы и сделанные «от руки» планы многих раскопанных им курганов. Материалы и отредактированные дневники раскопок С. И. Сергеева были  опубликованы А. А. Спицыным в 1905 г. в «Известиях Археологической комиссии», а находки поступили по решению Археологической комиссии  в Российский исторический музей.

 В 1890-х гг. годы несколько курганов были раскопаны Н. Бируковым, товарищем прокурора Смоленского суда. Краткое упоминание об этих раскопках содержится в монографии В. И. Сизова; отдельные найденные предметы после раскопок поступили в Российский исторический музей и Тенишевский музей в Смоленске.

 В 1899 г. раскопки нескольких курганов в Центральной и, по-видимому, в Днепровской группе производили Г. К. Богуславский иС. П. Писарев, также передавшие находки в Тенишевский музей. Кратко упомянутые в книге В. И. Сизова результаты этих раскопок были позднее опубликованы Г. К. Богуславским в отдельной статье в местном издании «Смоленская старина».

 В 1905 г. курганы Днепровской и Ольшанской групп копал И. С. Абрамов, член-сотрудник Петербургского археологического института. Кроме того, им была произведена прорезка вала Ольшанского городища. Находки хранятся в Государственном Эрмитаже. Дневники раскопок, обработанные А.  А. Спицыным, изданы в 1906 г. в «Записках отделения русско-славянской археологии Российского археологического общества»  в Санкт-Петербурге.

 В 1909 — 1910 гг. на средства М. К. Тенишевой художник Н. К. Рерих проводил раскопки курганов и, видимо, городища. Сведения об этих работах сохранились очень смутные, материал был передан в Тенишевский музей.

 В 1911 г. раскопки нескольких курганов и Центрального городища при участии слушателей Московского археологического института в течение нескольких дней произвел В. А. Городцов, выдающийся русский археолог, возглавлявший тогда археологический отдел Российского исторического музея. Найденные материалы были, видимо, переданы в Тенишевский музей.

 В 1914 и 1922 гг. раскопки курганов Левобережной, Заольшанской и Нивлянской групп проводила Е. Н. Клетнова, активный член Смоленского отделения Московского археологического института и Смоленской ученой архивной комиссии. Ею же было составлено подробное описание Левобережной курганной группы, сопровождаемое схематичным планом. Результаты своих раскопок Е. Н. Клетнова опубликовала в 1916 и 1923 гг. в местных изданиях «Смоленская старина» и  «Смоленская новь».

В 1923 году крупномасштабные развдеки и учет памятников провел в Гнёздове А. Н. Лявданский. Он посчитал количество курганов, сделал подробные описания отдельных частей комплекса и составил карту.

Небольшая деревня из 8 дворов в XIX в. превратилась в рабочий поселок в 1963 г.

Фотографии Смоленска и округи до революции.

В галерее представлены фотографии Смоленска и его округи для периода конца XIX — начала XX вв., собранные в открытых источниках и из частных архивов. Фотографии не преследуют цель экстремизма или разжигания ненависти, а лишь преследуют историко-образовательные цели. Если вы полагаете, что какие-то фотографии нарушают авторские права мы удалим их по вашему письменному запросу в редакцию сайта. 

С. К. Тимошенко
Памятный знак на месте штаба Западного фронта
М. Ф. Лукин
В. А. Глуздовский
А. Н. Попов
П. А. Курочкин
Фортификационные сооружение на Ольше
Фортификационные сооружение в районе Красного Бора
Фортификационные сооружение в районе ст. Дачная-2
ЖД пути немецкой ветки для штаба группы армии "Центр" в районе Красного Бора
ЖД пути немецкой ветки для штаба группы армии "Центр" в районе Красного Бора
Немецкая фортификация на Центральном городище
Противотанковый ров 1941 г. на западной оконечности Западного селища и Центральной курганной группы
Табличка предупреждения о размещении антенны связи. Раскопки возле Лесной курганной группы 2020 г.
Могила неизвестного солдата на Витебском шоссе в районе д. Глущенки
Памятная доска в д. Гнёздово о подполье.
Могила неизвестного солдата на Витебском шоссе в районе Нижних Дубровинок
На территории Гнёздовского археологического комплекса, деревни Гнёздово и ближайшей округи располагается много свидетельств событий, которые связаны с Великой Отечественной войной 1941 – 1945 гг. Эти объекты рассредоточены по всей территории комплекса и нуждаются не только в дополнительном доследовании, но и в постоянной охране и реконструкции. Условно эти объекты можно связать с несколькими периодами:
  1. Объекты периода начала войны (2 июля 1941 – 27/28 июля 1941 гг.);
  2. Объекты периода оккупации (27/28 июля 1941 – 25/26 сентября 1943 гг);
  3. Послевоенные объекты (после 25/26 сентября 1943 гг.);

С 2 июля до 15 июля 1941 г на западной окраине д. Гнёздово (Старые Батеки) в лесном массиве возле ж/д станции располагался штаб Западного фронта во главе с маршалом С. К. Тимошенко. На месте размещения штаба находится памятный знак. Есть свидетельства, что немцы выбросили в этом районе десант. Его задачей было уничтожение штаба и дезорганизация армии. Попытка не увенчалась успехом благодаря охране штаба. Тем не менее личный состав понес значительные потери. 14 июля в связи с угрозой наступающего противника штаб перевели северо-западнее Смоленска.

До 5 июля в районе Лесной курганной группы размещались части 5-го механизированоого корпуса, который боевым распоряжением от 3 июля 1941 г. направлялись в новое место сосредоточения — на левый берег Днепра. В лесном массиве среди курганов можно обнаружить капониры от боевой техники. В этом районе располагался санитарный госпиталь «Гнёздовский санаторий», который был эвакуирован 27 — 29 июля 1941 г.

Из района Гнёздова и Красного Бора на Смоленск в район вокзала наступали части 152 пехотной дивизии под командованием П. М. Чернышева (16 армия под командованием генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина). Эта дивизия была переброшена с позиций в районе Катыни для ликивидации прорыва немцев в Смоленск. В районе Гнёздова силами гражданского населения были возведены противотанковые рвы. 73-ая стрелковая дивизия 20 стрелкового корпуса во главе с полковником А. И. Акимовым (20 армия под командованием генерал-лейтенанта П. А. Курочкина) приняла на себя удар 8-ой пехотной дивизии генерал-майора Хене, 5-ой пехотной дивизии и в районе Гнёздова непосредственно 137-ой моторизированной дивизии генерал-лейтенанта Бергмана (5 армейский корпус) и с боями отступала к Смоленску вдоль Витебского шоссе. Приказом № 35 от 23 июля 73 сд под прикрытием арьергардов должна была к 8 утра закрепиться на рубеже обороны Куприно, Ладыжицы, Гнездово, Новоселье. Их размещение в эти даты фиксируется и по воспоминаниям А. Н. Попова. Особым ожесточением отличались бои 26 — 27 июля в районе Гнёздова (воспоминания А. А. Лобачева «Трудные дороги войны). К 28 июля немцы выбили наши войска в район Красного Бора, в следствие чего наши части спешно отступили на другой берег.

Воспоминания А. Н. Попова:

«К вечеру после Можайска и Ярцево наш эшелон прибыл на станцию Гнездово; мы разгрузились истали лагерем не
берегу Днепра
. Вечером на территории лагеря мы задержали немецкого диверсанта, одетого в советскую милицейскую форму. Диверсант пытался подавать сигналы немецким самолётам, но был пойман комсомольцами нашего лагеря. На следующий день мы снялись из лесного лагеря и в пешем порядке, переправившись через Днепр, двинулись в неизвестном нам направлении. Двигаясь по просёлочным дорогам по левобережью Днепра, на своём пути мы прошли населённые пункты Красное, в котором находился штаб крупной советской воинской части, Корытино и к исходу дня пришли в деревню Карыпщино , где нас разместили на ночлег в деревянных бывших конюшнях. Утром нам стало известно, что нас привезли для строительства противотанковых укреплений на берегу Днепра. Рано утром с восходом
солнца каждый из нас получил личное задание и стал рыть противотанковый ров (контрскарп) на левом берегу Днепра. Так продолжалось несколько дней. Эти дни совпали с первыми налётами немецких самолётов на Москву (примерно 20-24 июля 1941 г.), которые ночью летели в сторону Москвы Эшелонами, а потом возвращались назад  в одиночку (те, которые не были сбиты под Москвой). Позднее я узнало том, что так начались первые воздушные налёты на Москву.  В тёмной жаркой июльской ночи в небе стоял несмолкающий самолётный гул, который не стихал с вечера до рассвета.»

«Поздно вечером в лесу мы услышали рокот моторов. Как нам сообщили местные жители, это был рокот тракторов эвакуирующихся колхозов. Мы прошли по просеке, но это оказались не колхозные тракторы, а немецкие танки. Нас остановил работник лесного хозяйства, который показал нам кратчайшую дорогу к станции Гнёздово. На рассвете через лес, мы вышли на левый берег Днепра в район станции Гнёздово и хотели перейти вброд на правый берег реки, но на правом берегу наши войска заняли оборону (видимо части 73 стрелковой дивизии) и нам не разрешили переправляться на этом участке. Более того нашу группу (40-50 человек), пытавшуюся перейти Днепр вброд, наши части обстреляли, приняв, вероятно, нас за переодетых немцев. Затем над нами на бреющем полёте появился мессершмит-100 и обстрелял нас».

 

В начале сентября 1941 г. ставка группы армий во главе с генералом-фельдмаршалом фон Боком переместилась из Борисова в Красный Бор под Смоленском. Первоначально штаб размещался в бронированных вагонах на специальной железнодорожной ветке. Возле Дубровинок была установлена мачта радиостанции. Затем усилиями строительного батальона «Тодт» и военнопленных началось строительство специального бункера и систем коммуникаций. Согласно данным этот штаб посещали Кейтель, Браухич, Канарис, а также два раза в ноябре 1941 г и марте 1943 А. Гитлер. Район Красного Бора и Гнёздово были превращены в особые районы. Построены разветвленные системы коммуникаций, размещено около 80 танков и бронемашин. Бывшие укрепления и позиции советских войск расширены и достроены. В частности на вершинах многих курганов размещены зенитные орудия. Вдоль Днепра от Дубровинок до Гнёздово были выстроены дополнительные укрепления и ДОТы. Здесь же располагался центральный узел связи с кодовым названием «Винтовая лестница». При штабе по линии «Абвера» были созданы три специализированных штаба или абверкоманды. Они находились на правах специализированных разведбатальонов и подчинялись штабу «Валли» (размещался возле Варшавы). Возглавлял их подполковник фон Гередюрф. В оперативном отношении отделы подчинялись специальному отделу «I — C — AO» (разведка и контразведка). Размещался отдел в Красном Бору возле дачи фон Бока. Абверкоманды имели номера 103, 203, 303 (глубокая разведка, диверсии, контрразведка).

 

Подпольные молодежные группы деревни Гнёздово и Красного бора.

В октябре — ноябре 1941 г в деревне Гнёздово одной из первых возникла подпольная молодежная группа. Она был организована: студентом медицинского института Иван Андреев, выпускники 10 класса Василий Анисимов и Михаил Иванов. Позднее в группу вошли: студенты Смоленских Вузов Люба Подало, Надя Савкина, Нина Чуркина, Андрей Иванов, выпускники красноборской школы Николай Архипенков, Люба Ченцова, Сергей Ходченков, братья Лев и Виталий Чепиковы, местные жители Петр Евтушенков, Нил Фирсенков, Тимофей Мокрецов, Иван Хамцов и другие. К весне 1942 г группа насчитывала 18 человек.

В начале декабря 1941 г командирами отряда были выбраны Иван Андреев и Василий Анисимов.

Старостой деревни Гнёздовов в период оккупации был назначен К. С. Сергеев, бывшей председатель колхоза «Красная заря». Он актично помогал подпольщикам, раздавал хлеб пленным и, согласно приказы немецкого командования, собирал оружие на местах боев, но исправное переправлял партизанам, а сломанное сдавал на переплавку на завод в районе Красного Бора.

В конце декабря 1941 года организован общий подпольный комитет, куда вошли Никонов (кличка «Жареный), Николаенков (кличка «Жорож»), Чуркина, Андреев, Анисимов, Сергеев.

Подпольная группа занималась актичной диверсионной и подрывной деятельностью на станциях Красный Бор и Гнёздово. Некоторые подпольщики устраивались на работу на телефонный узел в районе Дубровинок, в паспортные столы и т.д. и активно вредили новой власти. Информация о штабе группе армии «Центр» и коммуникациях, которая была передана подпольщикам Гнёздово в партизанское соединение Бати, были настолько ценными, что об их важности упомянул маршал авиции в своих воспоминанниях.

Деятельность партизан и подполья вызвало крайнее раздражение и нарушало снабжение и функционировании тыловых структур и штаба группы армии «Центр». Для решения этой задачи была вызвана и размещена в Смоленске «Абвергруппа-309» во главе с контрразведчиком капитаном Лютцем. В подполье удалось внедрить своих агентов. В результате в июле 1942 г подполье было разгромлено, в том числе и Гнёздовское. Некоторым членам отряда удалось скрыться и уйти к  партизанам (Юрий Глебов, Сегей Мазур, Александр Бомбардиров, Надя Лосева, Петр Нечаев, Евгений Бурдиловский, Галина Высоцкая, Полина Харламова, Сергей Моисеинков, Николай Архипенков и др.), но большинство было расстреляно на южной окраине Смоленска в Реадовке в августе и сентябре 1942 г.

Разведывательная школа «Сатурн»

Поскольку Смоленск в 1941-43 годах находился в прифронтовой зоне, то он находился под особенно тщательным наблюдением немецких контрразведывательных органов. Например, в Смоленске действовали абверкоманда-303 (военная контрразведка), СД (полиция безопасности), ГФП, тайная полевая полиция, фельджандармерии № 907 и 580, окружная и городская полиция, отдел «1-С» штаба охранных войск группы армий «Центр» и другие контрразведывательные учреждения.


На западной окраине Красного Бора на территории современной пожарной части размещалась специальный особняк, выкрашенный в голубой цвет. Место носило наименование дача «Сатурн». Здесь располагалась диверссионо-разведовательная школа. Обшежитие и школа на территории бывшего санатория «Борок». С лета 1941 г здесь разместилась «Авбверкоманда-103», котоорую возглавлял разведчик майор фон Герлиц. Подполью удалось внедрить туда своего человека. Он закончил ее и был выброшен на парашюте в районе Москвы. Он и информировал сотрудников госбезопасности о местерасположения и работе школы «Сатурн». Имя этого человека неизвестно.

Для уничтожения школы в начале марта 1942 г. был выброшен специальный отряд ОМСБОН (отдельная мотострелковая бригада особого назначения). Отрядом командовал А. И. Воропаев. Свою главную задачу выполнить не смог, но занимался диверсионной и разведовательной деятельностью. Уничтожили 7 эшелонов (около 2 тыс. чел.). В конечно итоге отряд превратился в соединение, которое насчитывало около 130 человек.

Деятельность немецких археологов на территории комплекса

Археологические раскопки немецкого археолога К. Раддаца в 1942 г.

Гнёздово посещает Карл Энгель – археолог, ректор университета в Греёсвальде , в 1942 г. член особого штаба «Предыстория», уполномоченного имперского министра оккупированных восточных территорий Альфреда Розенбега «по вопросам предыстории и ранней истории». Осенью 1941 г. или 1942 он совершил инспекционную поездку в Смоленскую область. Он посетил центральное городище и большой курган.

25 сентября 1943 г был освобожден Смоленск. Дальше на Витебском направлении вдоль Витебского шоссе действовали части 82 стрелковой дивизии (31 армия под командованием генерал-лейтенанта В. А. Глуздовского (на фото), которые и освобождали д. Гнёздово. Согласно оперативной сводке Совинформбюро датой этого события можно считать 26 сентября или 27 сентября 1943 г.:

«На ВИТЕБСКОМ направлении наши войска вели наступательные бои и, продвинувшисьна отдельных участках вперёд от 6 до 11 километров, овладели районным центром Смоленской области КАСПЛЯ, а также заняли свыше 200 других населённых пунктов,среди которых крупные населённые пункты ДАРОВАЯ, БИЛЯТЫ, ХОЛМЫ 1-е, БУДНИЦА,ПУНИЩИ, СЕМЕНОВО, БОЛЬШИЕ и МАЛЫЕ ЖАРЫ, АГАПОНОВО, КАМЕНКА, МАМЛЕНКИ, ШЕЛОМЕЦ, ГНЕЗДОВО, СОФЬИНО, БУБЛЕВЩИНА,ЛЕДОХОВО, ДОМАРАЦКИЙ, УСОХИ, КУЗНЕЦОВО».

В сводке Совинформбюро от 27 сентября сообщается:

На Витебском направлении наши войска продолжали наступление и, продвинувшись на отдельных участках вперёд от 5 до 15 километров, заняли свыше 290 населённых пунктов, среди которых крупные населённые пункты СИЛУЯНОВО, ФОЩЕВО, СЕЛЬЦО, ЯСЕНОВИКИ, ЛОЙНА, СТЕПАНЮГИ, ВОЛОКОВАЯ, ЖЕЛУЦЫ, ТИШИНО, АРХИПОВКА, МИХАЙЛОВКА, ВОЛКОВО, РЖАВНА. БУЯНОВО, ХРАПОВО и железнодорожные станции ГНЕЗДОВО, КАТЫНЬ, КУПРИНО.

Согласно приказу командующего Западного фронта о передислокации фронтовых складов и мастерских Западного фронта при выходе войск на рубеж Орша, Могилев от 29 сентября 1943 г. в районе станции «Гнёздово» располагался склад гвардейских минометных частей.

После войны на территории Гнёздовского археологического комплекса и ближайшей округи было установлено несколько памятников, памятные знаки и в списки культурных объектов внесены памятные места, где действовали подпольные группы.

Памятник на месте братской могилы солдат и офицеров погибших в 1941 — 1944 гг.

Памятник расположен возле Витебского шоссе, 150 метров юго-западнее д. Глущенки. Шефство над памятником осуществляет к/з «Красная Заря» и гнездовская средняя школа. Номер захоронения в ВМЦ 67-253. Захоронение создано в 1954 г., тогда же совершено последние захоронение. Памятник установлен решением
облисполкома № 358 от 11 июня 1974 г.  Перезахоронения производились из д. Архиповка; д. Борок; д. Будково; д. Велино; д. Воронино; д. Гнездово; д. Ермаки; д. Катынь (восемнадцать перезахоронены); д. Кр.-Бор; д. Куприно; д.Ладыжицы; д. Лосево; д. Новоселки; д. Н.-Батеки; д. Почаево; д. Ракитня; д. Ромы; д. Рябики; д. Савенки; д. Тверитино; д. Тишино. Захоронено всего — 260 чел: известных — 145 чел; неизвестных — 115 чел;

Могила неизвестного солдата.

Могила расположена в д. Нижние Дубровинки возле Витебского шоссе. Решение облисполкома № 251 от 04 мая 1984 г.

 

Место, где действовала подпольная патриотическая группа под руководством А. И. Никонова, члены которой были казнены фашистами.

Памятное место расположено в д. Гнёздово. Решение облисполкома № 358 от 11 июня 1974 г.

Братская могила 300 военнопленных, погибших в концлагере (Красный Бор (Серебрянка).

Памятник расположен на северной окраине пионерского лагеря «Смена» и «Огонек» на территории общего кладбища в центре. На вертикальной мраморной плите надпись «Здесь захоронено 300 советских военноплленных замученных в концлагере в 1941 — 1943 гг». Имена погребенных неизвестны. Общее число 300 чел. Номер по ВМЦ 228. Шефство осуществляется сыродельным комбинатом г. Смоленска и средней школой № 18

Фотографии находок, объектов и людей 1941 - 1943 гг. в Гнёздове и округи

На территории комплекса сохранилось много объектов периода 1941 — 1943 гг. Они представлены фортификацией, отдельными деталями техники, редким настрелом, памятными знаками, памятниками и пр. В ходе полевых разведок 2011 г. мы зафиксировали часть этих объектов. В разделе также представлены фотографии из сборной книги об истории д. Гнёздово, которая лежит в библиотеке поселка. Там есть крайне интересные фотографии и описания, которые относятся к истории 30 — 50-ым гг. XX в.

Интервью с жительницами д. Гнёздово о войне 1941 - 1945 гг.

В галерее представлены интервью с жительницами д. Гнёздово о событиях их жзни в 30-ых — 40-ы гг. XX века. Интервью были записаны в ходе этнографической экспедиции в ноябре 2011 года и размещаются на сайте с устного согласия участниц опроса. Если вы считаете, что интервью нарушают авторские права, то мы удалим их с нашего сайта по вашему письменному требованию. Интервью носят историко-образовательный характер и призваны сохранить память народа о Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.

Video Playlist
1/4 видео
1
Интервью №1
Интервью №1
2
Интервью №2
Интервью №2
3
Интервью №3
Интервью №3
4
Интервью №4
Интервью №4

Фотографии 1941 - 1943 гг.

В галерее представлены фотографии Смоленска 1941 — 1943 гг., собранные в открытых источниках и из частных архивов немецких военнослужащих. Фотографии не преследуют цель экстремизма или разжигания ненависти, а лишь преследуют историко-образовательные цели.