С. К. Тимошенко

Вид на ж/д станцию «Гнёздово»

М. Ф. Лукин

П. А. Курочкин

А. Н. Попов

Фортификация штаба группы армии «Центр» в Лесной группе

Фортификация штаба группы армии «Центр» в д. Гнёздово

А. Гитлер в Красном Бору (из собрание музея г. Смоленска)

Памятник «серебряный солдат» на месте погребения солдат и офицеров, погибших в ВОВ

История Гнёздова и округи в новое время и в период Великой Отечественной войны

На территории Гнёздовского археологического комплекса, деревни Гнёздово и ближайшей округи располагается много свидетельств событий, которые связаны с Великой Отечественной войной 1941 – 1945 гг. Эти объекты рассредоточены по всей территории комплекса и нуждаются не только в дополнительном доследовании, но и в постоянной охране и реконструкции. Условно эти объекты можно связать с несколькими периодами:

  • Объекты периода начала войны (2 июля 1941 – 27/28 июля 1941 гг.);
  • Объекты периода оккупации (27/28 июля 1941 – 25/26 сентября 1943 гг);
  • Послевоенные объекты (после 25/26 сентября 1943 гг.);

Начало войны и боевые действия в районе д. Гнёздово (2 июля 1941 – 27/28 июля 1941 гг.)

С 2 июля до 15 июля 1941 г на западной окраине д. Гнёздово (Старые Батеки) в лесном массиве возле ж/д станции располагался штаб Западного фронта во главе с маршалом С. К. Тимошенко. На месте размещения штаба находится памятный знак. Есть свидетельства, что немцы выбросили в этом районе десант. Его задачей было уничтожение штаба и дезорганизация армии. Попытка не увенчалась успехом благодаря охране штаба. Тем не менее личный состав понес значительные потери. 14 июля в связи с угрозой наступающего противника штаб перевели северо-западнее Смоленска.

До 5 июля в районе Лесной курганной группы размещались части 5-го механизированоого корпуса, который боевым распоряжением от 3 июля 1941 г. направлялись в новое место сосредоточения — на левый берег Днепра. В лесном массиве среди курганов можно обнаружить капониры от боевой техники. В этом районе располагался санитарный госпиталь «Гнёздовский санаторий», который был эвакуирован 27 — 29 июля 1941 г.

Из района Гнёздова и Красного Бора на Смоленск в район вокзала наступали части 152 пехотной дивизии под командованием П. М. Чернышева (16 армия под командованием генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина). Эта дивизия была переброшена с позиций в районе Катыни для ликивидации прорыва немцев в Смоленск. В районе Гнёздова силами гражданского населения были возведены противотанковые рвы. 73-ая стрелковая дивизия 20 стрелкового корпуса во главе с полковником А. И. Акимовым (20 армия под командованием генерал-лейтенанта П. А. Курочкина) приняла на себя удар 8-ой пехотной дивизии генерал-майора Хене, 5-ой пехотной дивизии и в районе Гнёздова непосредственно 137-ой моторизированной дивизии генерал-лейтенанта Бергмана (5 армейский корпус) и с боями отступала к Смоленску вдоль Витебского шоссе. Приказом № 35 от 23 июля 73 сд под прикрытием арьергардов должна была к 8 утра закрепиться на рубеже обороны Куприно, Ладыжицы, Гнездово, Новоселье. Их размещение в эти даты фиксируется и по воспоминаниям А. Н. Попова. Особым ожесточением отличались бои 26 — 27 июля в районе Гнёздова (воспоминания А. А. Лобачева «Трудные дороги войны). К 28 июля немцы выбили наши войска в район Красного Бора, в следствие чего наши части спешно отступили на другой берег.

Воспоминания А. Н. Попова:

«К вечеру после Можайска и Ярцево наш эшелон прибыл на станцию Гнездово; мы разгрузились истали лагерем не берегу Днепра. Вечером на территории лагеря мы задержали немецкого диверсанта, одетого в советскую милицейскую форму. Диверсант пытался подавать сигналы немецким самолётам, но был пойман комсомольцами нашего лагеря. На следующий день мы снялись из лесного лагеря и в пешем порядке, переправившись через Днепр, двинулись в неизвестном нам направлении. Двигаясь по просёлочным дорогам по левобережью Днепра, на своём пути мы прошли населённые пункты Красное, в котором находился штаб крупной советской воинской части, Корытино и к исходу дня пришли в деревню Карыпщино , где нас разместили на ночлег в деревянных бывших конюшнях. Утром нам стало известно, что нас привезли для строительства противотанковых укреплений на берегу Днепра. Рано утром с восходом солнца каждый из нас получил личное задание и стал рыть противотанковый ров (контрскарп) на левом берегу Днепра. Так продолжалось несколько дней. Эти дни совпали с первыми налётами немецких самолётов на Москву (примерно 20-24 июля 1941 г.), которые ночью летели в сторону Москвы Эшелонами, а потом возвращались назад  в одиночку (те, которые не были сбиты под Москвой). Позднее я узнало том, что так начались первые воздушные налёты на Москву.  В тёмной жаркой июльской ночи в небе стоял несмолкающий самолётный гул, который не стихал с вечера до рассвета.»

«Поздно вечером в лесу мы услышали рокот моторов. Как нам сообщили местные жители, это был рокот тракторов эвакуирующихся колхозов. Мы прошли по просеке, но это оказались не колхозные тракторы, а немецкие танки. Нас остановил работник лесного хозяйства, который показал нам кратчайшую дорогу к станции Гнёздово. На рассвете через лес, мы вышли на левый берег Днепра в район станции Гнёздово и хотели перейти вброд на правый берег реки, но на правом берегу наши войска заняли оборону (видимо части 73 стрелковой дивизии) и нам не разрешили переправляться на этом участке. Более того нашу группу (40-50 человек), пытавшуюся перейти Днепр вброд, наши части обстреляли, приняв, вероятно, нас за переодетых немцев. Затем над нами на бреющем полёте появился мессершмит-100 и обстрелял нас».

Период оккупации (27/28 июля 1941 – 25/26 сентября 1943 гг.).

Строительство штаба группы армии «Центр»

В начале сентября 1941 г. ставка группы армий во главе с генералом-фельдмаршалом фон Боком переместилась из Борисова в Красный Бор под Смоленском. Первоначально штаб размещался в бронированных вагонах на специальной железнодорожной ветке. Возле Дубровинок была установлена мачта радиостанции. Затем усилиями строительного батальона «Тодт» и военнопленных началось строительство специального бункера и систем коммуникаций. Согласно данным этот штаб посещали Кейтель, Браухич, Канарис, а также два раза в ноябре 1941 г и марте 1943 А. Гитлер. Район КРасного Бора и Гнёздово были превращены в особые районы. Построены разветвленные системы коммуникаций, размещено около 80 танков и бронемашин. Бывшие укрепления и позиции советских войск расширены и достроены. В частности на вершинах многих курганов размещены зенитные орудия. Вдоль Днепра от Дубровинок до Гнёздово были выстроены дополнительные укрепления и ДОТы. При штабе по линии «Абвера» были созданы три специализированных штаба или абверкоманды. Они находились на правах специализированных разведбатальонов и подчинялись штабу «Валли» (размещался возле Варшавы). Возглавлял их подполковник фон Гередюрф. В оперативном отношении отделы подчинялись специальному отделу «I — C — AO» (разведка и контразведка). Размещался отдел в Красном Бору возле дачи фон Бока. Абверкоманды имели номера 103, 203, 303 (глубокая разведка, диверсии, контрразведка).

Подпольные молодежные группы деревни Гнёздово и Красного бора.

В октябре — ноябре 1941 г в деревне Гнёздово одной из первых возникла подпольная молодежная группа. Она был организована: студентом медицинского института Иван Андреев, выпускники 10 класса Василий Анисимов и Михаил Иванов. Позднее в группу вошли: студенты Смоленских Вузов Люба Подало, Надя Савкина, Нина Чуркина, Андрей Иванов, выпускники красноборской школы Николай Архипенков, Люба Ченцова, Сергей Ходченков, братья Лев и Виталий Чепиковы, местные жители Петр Евтушенков, Нил Фирсенков, Тимофей Мокрецов, Иван Хамцов и другие. К весне 1942 г группа насчитывала 18 человек.

В начале декабря 1941 г командирами отряда были выбраны Иван Андреев и Василий Анисимов.

Старостой деревни Гнёздовов в период оккупации был назначен К. С. Сергеев, бывшей председатель колхоза «Красная заря». Он актично помогал подпольщикам, раздавал хлеб пленным и, согласно приказы немецкого командования, собирал оружие на местах боев, но исправное переправлял партизанам, а сломанное сдавал на переплавку на завод в районе Красного Бора.

В конце декабря 1941 года организован общий подпольный комитет, куда вошли Никонов (кличка «Жареный), Николаенков (кличка «Жорож»), Чуркина, Андреев, Анисимов, Сергеев.

Подпольная группа занималась актичной диверсионной и подрывной деятельностью на станциях Красный Бор и Гнёздово. Некоторые подпольщики устраивались на работу на телефонный узел в районе Дубровинок, в паспортные столы и т.д. и активно вредили новой власти. Информация о штабе группе армии «Центр» и коммуникациях, которая была передана подпольщикам Гнёздово в партизанское соединение Бати, были настолько ценными, что об их важности упомянул маршал авиции в своих воспоминанниях.

Деятельность партизан и подполья вызвало крайнее раздражение и нарушало снабжение и функционировании тыловых структур и штаба группы армии «Центр». Для решения этой задачи была вызвана и размещена в Смоленске «Абвергруппа-309» во главе с контрразведчиком капитаном Лютцем. В подполье удалось внедрить своих агентов. В результате в июле 1942 г подполье было разгромлено, в том числе и Гнёздовское. Некоторым членам отряда удалось скрыться и уйти к  партизанам (Юрий Глебов, Сегей Мазур, Александр Бомбардиров, Надя Лосева, Петр Нечаев, Евгений Бурдиловский, Галина Высоцкая, Полина Харламова, Сергей Моисеинков, Николай Архипенков и др.), но большинство было расстреляно на южной окраине Смоленска в Реадовке в августе и сентябре 1942 г.

Разведывательная школа «Сатурн»

Поскольку Смоленск в 1941-43 годах находился в прифронтовой зоне, то он находился под особенно тщательным наблюдением немецких контрразведывательных органов. Например, в Смоленске действовали абверкоманда-303 (военная контрразведка), СД (полиция безопасности), ГФП, тайная полевая полиция, фельджандармерии № 907 и 580, окружная и городская полиция, отдел «1-С» штаба охранных войск группы армий «Центр» и другие контрразведывательные учреждения.

На западной окраине Красного Бора на территории современной пожарной части размещалась специальный особняк, выкрашенный в голубой цвет. Место носило наименование дача «Сатурн». Здесь располагалась диверссионо-разведовательная школа. Обшежитие и школа на территории бывшего санатория «Борок». С лета 1941 г здесь разместилась «Авбверкоманда-103», котоорую возглавлял разведчик майор фон Герлиц. Подполью удалось внедрить туда своего человека. Он закончил ее и был выброшен на парашюте в районе Москвы. Он и информировал сотрудников госбезопасности о местерасположения и работе школы «Сатурн». Имя этого человека неизвестно.

Для уничтожения школы в начале марта 1942 г. был выброшен специальный отряд ОМСБОН (отдельная мотострелковая бригада особого назначения). Отрядом командовал А. И. Воропаев. Свою главную задачу выполнить не смог, но занимался диверсионной и разведовательной деятельностью. Уничтожили 7 эшелонов (около 2 тыс. чел.). В конечно итоге отряд превратился в соединение, которое насчитывало около 130 человек.

Деятельность немецких археологов на территории комплекса

Археологические раскопки немецкого археолога К. Раддаца в 1942 г.

Гнёздово посещает Карл Энгель – археолог, ректор университета в Греёсвальде , в 1942 г. член особого штаба «Предыстория», уполномоченного имперского министра оккупированных восточных территорий Альфреда Розенбега «по вопросам предыстории и ранней истории». Осенью 1941 г. или 1942 он совершил инспекционную поездку в Смоленскую область. Он посетил центральное городище и большой курган.

Послевоенные объекты (после 25/26 сентября 1943 гг.).

25 сентября 1943 г был освобожден Смоленск. Дальше на Витебском направлении вдоль Витебского шоссе действовали части 82 стрелковой дивизии (31 армия под командованием генерал-лейтенанта В. А. Глуздовского (на фото), которые и освобождали д. Гнёздово. Согласно оперативной сводке Совинформбюро датой этого события можно считать 26 сентября или 27 сентября 1943 г.:

«На ВИТЕБСКОМ направлении наши войска вели наступательные бои и, продвинувшисьна отдельных участках вперёд от 6 до 11 километров, овладели районным центромСмоленской области КАСПЛЯ, а также заняли свыше 200 других населённых пунктов,среди которых крупные населённые пункты ДАРОВАЯ, БИЛЯТЫ, ХОЛМЫ 1-е, БУДНИЦА,ПУНИЩИ, СЕМЕНОВО, БОЛЬШИЕ и МАЛЫЕ ЖАРЫ, АГАПОНОВО, КАМЕНКА, МАМЛЕНКИ, ШЕЛОМЕЦ, ГНЕЗДОВО, СОФЬИНО, БУБЛЕВЩИНА,ЛЕДОХОВО, ДОМАРАЦКИЙ, УСОХИ, КУЗНЕЦОВО».

В сводке Совинформбюро от 27 сентября сообщается:

На Витебском направлении наши войска продолжали наступление и, продвинувшись на отдельных участках вперёд от 5 до 15 километров, заняли свыше 290 населённых пунктов, среди которых крупные населённые пункты СИЛУЯНОВО, ФОЩЕВО, СЕЛЬЦО, ЯСЕНОВИКИ, ЛОЙНА, СТЕПАНЮГИ, ВОЛОКОВАЯ, ЖЕЛУЦЫ, ТИШИНО, АРХИПОВКА, МИХАЙЛОВКА, ВОЛКОВО, РЖАВНА. БУЯНОВО, ХРАПОВО и железнодорожные станции ГНЕЗДОВО, КАТЫНЬ, КУПРИНО.

Согласно приказу командующего Западного фронта о передислокации фронтовых складов и мастерских Западного фронта при выходе войск на рубеж Орша, Могилев от 29 сентября 1943 г в районе станции «Гнёздово» располагался склад гвардейских минометных частей.

После войны на территории Гнёздовского археологического комплекса и ближайшей округи было установлено несколько памятников, памятные знаки и в списки культурных объектов внесены памятные места, где действовали подпольные группы.